Мунделе в Западном Конго (январь 2020)

Мунделе в Западном Конго. Часть 4. Идиофа

Мужик в юбке

Рейсовая тарантайка Киквит – Идиофа собрала по дороге все кочки. Как мы вообще доехали, оставлю за скобками. Люди здесь сразу отличались и ростом, и телосложением. Китенге решительно ничего не знал про этот народ. В детстве он видел по телевизору, что они пляшут в золотистых накидках, полностью сшитых из леопардовой шкуры. На этом его детские воспоминания обрывались. Приехав, мы быстро нашли гостевой дом по 20 долларов за ночь и отправились на поиски представителей куба.

На улице я увидела очередь из женщин и мужчин, стоявших за питьевой водой. Мы пристроились в хвост очереди. Минут через 30, откуда ни возьмись, появилась фигура мужчины в юбке (!) Люди в очереди начали перешёптываться. «Юбочник» сразу узрел мунделе и давай подзывать нас жестами. Мы подошли к нему, и он уманил нас в подворотню. Дядька явно подшофе достал из-под полы какую-то фигурку и стал её навеливать. Я показала ему на экране телефона фотографию короля куба 100-летней давности и сказала, что хотела бы увидеть что-то подобное. Дядька, как по мановению палочки, рухнул на колени и начал что-то бормотать, указывая рукой куда-то за город. Китенге кивнул нет, за город мы сегодня уже не пойдем. Смеркалось. Мы взяли фетиш, оставили ему адрес гостиницы и попросили зайти завтра, если он что-то услышит.

Я сидела наедине с тьмой в своём номере. Собеседник из неё никакой. Наступало время истины. Она скользнула по коридору, а я погрузилась в себя. Юбочки такие носят только посвященные и надо за ним быть, если завтра он придёт. Сомнений в том, что он не придёт, не было. Места дюже провинциальные. Я постучала к Китенге. Ему моя затея совсем не понравилась.

У куба

В дверь тарабанили так, как будто за ней бессмертие раздают. Я встала. Спросонья разглядела три фигуры в юбочках, которые держали в руках что-то наподобие шахматной доски. Интересно, ведь они тут в шахматы не играют.

За утренним нескафе «свита» объяснила, что в полутора сутках езды живёт большой король, а в двух часах езды от нас – король рангом пониже. Быстро нашли три мопеда и помчались навстречу ближнему королю. Китенге клял меня на чём свет стоит.

Под могучим баобабом толпилось человек 20 в юбочках с геометрическими узорами. Двое держали «шахматные» доски. И тут до меня дошло, что это – гадальные доски памяти предков. По-французски из местных не говорил никто. Из-за широкого ствола баобаба появился полноватый мужчина лет 50-ти в двух юбках и шапке из перьев. По реакции местных мы поняли, что это и есть король. За ним несли деревянный стул, ножки которого оканчивались чьими-то копытами. Король взгромоздился на импровизированный трон и уставился на нас. Только один из нашей свиты слабо владел франсе и начал переводить. Я положила палехскую шкатулку с Алёнушкой к его ногам. Король заулыбался, рассматривая девушку. Я понимала, что сейчас сезон дождей и шансов мало, однако попросила увидеть любую церемонию куба. Король вторил, что церемонии проводятся исключительно в сухой сезон. Но если мы останемся его гостями на неделю, то они подумают. Вот недели у меня не было.

Мы реверансировались фразой «Вернёмся в сухой!» Уходя, я обратила внимание, что один из bana – гадальщиков – приобнял доску и начал водить по ней пальцем, прощупывая выемки, отвечавшие за таблицу времен. Я спросила, что он делает. Нам ответили, что мы нормально доедем обратно, но это займёт время. Я спросила короля, может ли он показать свои маски. Король задумался. Подошёл к bana, тот глянул в небо и выдал, что из-за пресловутого дождя они не покажут.

На обратном пути в Идиофу сводило с ума бешеное буйство растительности. Глубокий зелёный примеривался к разным оттенкам. Стволы исполинских деревьев достигали в обхвате метра три. Величие «брусса» было всепроникающим. Идущие вдоль колейки местные казались тенями на фоне вечности. Человек совершеннейшим образом терял себя и терялся здесь. Дабы найти себя, ему требовалось посвящение.

© Улита Липскова 29 июля 2020 года

Продолжение следует.

Мунделе в Западном Конго (январь 2020)

Мунделе в Западном Конго. Часть 3. Чикапа


Подчикапье


mundele_004.jpg
Беатрис носит традиционную для баконго причёску антеннками

Исторически городок Чикапа является своего рода «перекрёстком культур». Поэтому мы с Эноком двинули туда, хотя иммиграционка на дорогах (стоит каждые 20-30 км и регистрирует тебя в гроссбухах) не рекомендовала. Дорога из Гунгу в Чикапу заняла 9 часов. Местные говорили, что ходит рейсовый автобус Киквит – Чикапа и его можно поймать на развилке в Гунгу. Но автобус слыл мероприятием безнадежно рискованным. Дорога – асфальт вплоть до Чикапы. В первый день нас тормознула предпоследняя иммиграционка на трассе и ни в какую не хотела пускать дальше. Я сказала, что останусь ночевать прям у них на забытой кем-то раскладушке, если они меня туда пропустят. На ночь нас с Эноком закрыли на висячий замок и дали ведро. Поскольку пол был земляной, я ожидала крыс или мышей. Энок посмеялся надо мной: ну, откуда тут крысы? Они их давно съели.

Collapse )

Мунделе в Западном Конго (декабрь 2019)

Мунделе в Западном Конго. Часть 1. Киншаса – Киквит

Мотив поездки

Во времена расконфигурации воли я отправилась туда, где живёт истина. В Конго. Дома люди только и делают, что полируют поверхность поверхности. Чистота пугает истину. Она любит пыль, потому что пыль лежит в помещениях и на улице бесплатно и доступна каждому.

19 декабря 2019 года самолёт Turkish Airlines приземлился в Киншасе. Да, можно было не рисковать, остаться дома и не теребить ремень безопасности уже в салоне. Но я давно хотела в Конго-Заир. Проплыть по реке на лодке в течение месяца, побродить по северу в районе Кисангани, увидеть окапи. В этом году все реки севера вышли из берегов – наводнением были снесены тысячи домиков речных деревенек. Вокруг Кисангани всё отчётливее звучат выстрелы, а те окапи, что еще остались в Конго, убежали за тридевять земель. Поэтому я выбрала Западное Конго, которое не маячило в новостях. Почти 3/4 эконома – представители Médecins Sans Frontières – вышли в Нджамене. Опять что-то стряслось в Чаде. Оставшимся предстояло ещё 3 часа – до Киншасы. Бездельных белых типа меня в самолёте больше не было. Все летели по делам, а я – за истиной.

mundele_001.jpg
Автор в гостях у народности пенде, Центральное Конго

Collapse )

Путешествие в Бурунди. Октябрь 2017

Стрелки часов крутятся назад (про Бурунди)


В столице Бурунди – Бужумбуре – на бегемотов можно посмотреть совершенно бесплатно в центре города. Город стоит на берегу озера Танганьика, и живности как в национальном парке.

Почему я всё-таки поехала в Бурунди в октябре 2017 года? Мне хотелось увидеть «другую» Африку. Ни зверей, ни народности, ни природу, ни туристов. А интуиция хватала за ворот рубашки и шептала, что в Бурунди эти «часы крутятся назад».

Collapse )

В лавке скомороха - конец

В лавке скомороха

Мали

IMG_1830.jpg
Двух- и четырехметровая палки догон цепляются за землю. Через 40 минут устает четырехметровая; двухметровая отплясывает положенные полтора часа, тренируясь перед очередной дамой – похоронной церемонией догон.

Collapse )

В лавке скомороха

В лавке скомороха (Текст и фото на копирайте © Улита Липскова)

И я крикнула погранцу на участке Кот-д’Ивуар-Гвинея:
- Где у вас тут время на килограммы развешивают?
- А, это. Да, в Канкане. Там точно есть, на рынке.


Оставалось пробраться до Нзерекоре и далее через треть страны – в Канкан.

20170213_175130.jpg

Маска тассаба (невеста на свадьбе), северная Гвинея

Collapse )
© Улита Липскова
Март 2017 года